Ландшафтный подход к оценке запасов макрофитов юго-западной части Гераклейского полуострова (Черное море, регион Севастополя)

Landscape approach to the assessment of stocks of macrophytes
of the southwestern part of the Herakleian Peninsula
(the Black Sea, Sevastopol region)

 

Миронова Н.В., Панкеева Т.В.

Nataliyia V. Mironova, Tatyana V. Pankeeva

 

Институт морских биологических исследований им. А.О.Ковалевского РАН (Севастополь, Россия)

 

УДК 502.75:581.526.323(262.5)

 

На основе ландшафтного подхода изучено пространственное распределение макрофитобентоса и оценены запасы ключевых видов макрофитов (цистозира, филлофора) в прибрежной зоне юго-западной части Гераклейского полуострова региона Севастополя (мыс Балаклавский – мыс Фиолент). Составлена ландшафтная карта акватории, выделено пять типов донных природных комплексов (ДПК). Характерно преобладание ДПК подводного берегового абразионного склона, сложенного псефитовыми отложениями, с доминированием сообществ цистозиры, который имеет наибольшие показатели площади и высокие значения запасов макрофитобентоса. Применение ландшафтного подхода к изучению донной растительности дает возможность отражать региональные закономерности её пространственного распространения и выработать принципы рационального природопользования в береговой зоне.  

Ключевые слова: макрофиты; цистозира; филлофора; ландшафт; донные природные комплексы; Чёрное море.

 

Введение

Донная растительность является функционально важным звеном биотической компоненты прибрежной экосистемы шельфа, которая выполняет средообразующую роль, участвует в самоочищении и аэрации водных масс, имеет высокий продукционный потенциал. Согласно мнению К.М. Петрова (1989), макрофиты являются индикатором своеобразия морфологических комплексов горизонтального расчленения подводных ландшафтов. В то же время, макрофитобентос считается одним из уязвимых и важнейших компонентов подводных ландшафтов, или донных природных комплексов (ДПК), играющих ведущую роль в стабилизации прибрежной зоны и обеспечивающих ряд экосистемных функций. В настоящей статье под термином донный природный комплекс (ДПК) понимается относительно однородный участок дна, характеризующийся единством взаимосвязанных компонентов: литогенной основы (донных осадков в пределах активного слоя или поверхности коренной породы) и населяющих ее морских организмов (Папунов, 2008). Несмотря на то, что в настоящее время ландшафтный подход получил широкое применение в морских исследованиях, тем не менее в гидроботанике его используют редко (Петров, 1989; Папунов, 2008; Митина, Чуприна 2012).

Цель работы – изучение пространственного распределения макрофитобентоса и оценка запасов ключевых видов макрофитов с учетом ландшафтной структуры дна на участке прибрежной зоны юго-западной части Гераклейского полуострова (мыс Балаклавский – мыс Фиолент).

 

Материалы и методы

Комплексное исследование участка прибрежной зоны юго-западной части Гераклейского полуострова (мыс Балаклавский – мыс Фиолент) проведено на основе полевых работ, выполненных в летний период 2016 г. Протяженность береговой линии участка от мыса Балаклавский до мыса Фиолент составляет около 10,2 км. Этот район отличается своеобразным геолого-геоморфологическим строением (зона контакта вулканических и осадочных пород), наличием крупных тектонических разломов и активностью динамических процессов (оползни, обвалы). В районе Мраморной балки проходит крупный тектонический разлом, который разделяет исследуемую акваторию на две геолого-геоморфологические части. Для участка мыс Балаклавский – Мраморная балка характерны высокие обрывистые абразионно-денудационные берега, выработанные в верхнеюрских известняках, песчаниках и конгломератах. На мысе Кая-Баши оранжевые железные прослойки – кварцевые кератофиры – начинаются темным неровным слоем у подножья известнякового клифа, постепенно поднимаются и выдвигаются от линии обрыва в сторону моря. Подводный склон приглубый до 10–15 м, характерен резкий свал глубин с большим количеством крупнообломочного материала (глыбы с диаметром более 1 м). На глубине свыше 15 м зарегистрирован глыбовый навал с проплешинами песчаных отложений.

Для участка Мраморная балка – м. Фиолент характерны абразионно-денудационные берега, основания которых погружены под воду. На мысе Фиолент под меотическими и сарматскими известняками залегают вулканические породы средней юры, на побережье выходят спилиты, туфы и кварцевые кератофиры. Меотические и сарматские известняки образуют нависающую стену абразионного клифа, высотой 120–180 м. У подножья клифов сохраняются крупные глыбы плотных известняков. Характерны причудливые формы выветривания, останцовые блоки, гроты и арки. В прибрежной зоне встречаются крутые остроконечные скалы, небольшие островки и рифы.

Из-за труднодоступности исследуемого участка береговой зоны хозяйственная деятельность здесь ограничена, представлено рекреационное природопользование, что обеспечивает высокую сохранность побережья. С целью охраны морской акватории создан государственный природный ландшафтный заказник (ГПЛЗ) регионального значения «Караньский» и прибрежно-аквальный комплекс (ПАК) «Мыс Фиолент». В изучаемой акватории преобладают вдольбереговые течения восточного и северо-западного направления со средней скоростью 15–20 см·с-1, что определяет интенсивный обмен водных масс, а сгонно-нагонные явления обеспечивают аэрацию и приток биогенов с глубинных горизонтов (Ациховская, Субботин, 2000). В составе донной растительности встречаются виды макрофитов, входящие в списки Красной книги РФ (2008) – Phyllophora crispa (Huds.) P.S. Dixon = Ph. nervosa (DC) Grev.) и Stilophora tenella (Esper) P.C. Silva, Красной книги Крыма (2016) – Cystoseira crinita (Desf.) Bory), C. barbata C. Ag., Ph. сrispa, Nereia filiformis (J. Ag.) Zanard. и Zanardinia typus Nardo.

Работы по изучению ландшафтной структуры дна юго-западной части Гераклейского полуострова проводили на основе общих положений программы подводных ландшафтных исследований с использованием легководолазной техники (Петров, 1989; Игнатов и др., 1982). В акватории было заложено 6 профилей-разрезов, которые располагались перпендикулярно к берегу и охватывали все типы ландшафтов (рис. 1). Их длина варьировала в зависимости от особенностей геолого-геоморфологического строения подводного рельефа и нижней границы обитания донной растительности. Для обозначения маршрута вдоль трансект использовали фал, имеющий линейную метровую разметку, что позволяло определять удаленность контрольных точек от берега. Координаты трансект определяли при помощи портативного GPS-приемника. Первоначально дайвер-исследователь, снабженный дайв-компьютером, проходил вдоль мерной линии, отмечая глубину смены ландшафта, нижнюю границу фитали, при этом выполняя фото- и видеосъемку. В зависимости от прозрачности воды радиус исследуемой площади дна вдоль фала составлял примерно 10–15 м.

 

Рис. 1. Картосхема района исследований (1–6 – номера профилей-разрезов)

Fig. 1. Scheme (map) of the region of investigation

 

Затем на ключевых точках, которые располагали на стандартных глубинах (0,5; 1; 3; 5; 10; 15; 20 м), используемых при гидроботанических исследованиях, дайвер визуально описывал донные отложения, пользуясь классификацией морских обломочных осадков по гранулометрическому составу, разработанной П.Л. Безруковым и А.П. Лисициным (1960). При изучении состава и структуры донных фитоценозов на этих глубинах закладывали по четыре учетные площадки размером 25х25, при этом определяя биомассу и численность макрофитов с учетом ошибки среднего, их проективное покрытие дна (ПП). Выделение фитоценозов проводили согласно доминантной классификации по А.А. Калугиной-Гутник (1975). Оценку ресурсов донной растительности проводили по стандартной методике, используемой в морских фитоценотических исследованиях (Левин, 1994). Географическую привязку границ ДПК и определение их площади осуществляли с помощью программы QGIS. Для получения сравнимых данных по общим запасам макрофитов, запасам цистозиры и филлофоры на разных ДПК, имеющих различную площадь, мы пересчитываем эти величины на единицу площади. Таким образом определяется запас фитомассы макрофитов и доминирующих видов водорослей, который измеряется в т∙га-1 (Миронова и др., 2007).

Информацию о донных компонентах, полученную в ходе водолазного описания, оформляли графически в виде ландшафтного профиля. В основе ландшафтного профиля лежит батиметрическая кривая, составленная в результате предварительного анализа навигационной карты и водолазного промера. На батиметрической кривой различными условными обозначениями отражали литофациальные разности донных осадков и массовые виды макрофитов. В дальнейшем выделены однотипные участки морского дна, приуроченные к одной мезоформе рельефа, имеющие одинаковые по происхождению и составу слагающие горные породы и характерные фитоценозы. Вертикальными линиями, разделяющими профиль на серию отрезков, показывали границы ДПК. Таким образом для исследуемой акватории составлены ландшафтные профили для шести трансект.

Ландшафтное картирование акватории осуществляли на основе составленных профилей и интерпретационных таблиц. Для создания ландшафтной карты использовали программный пакет QGIS 2.14.18 и электронную основу навигационной карты. Географическую привязку границ ДПК и определение их площади осуществляли с помощью программы QGIS. Сопряженный анализ карт литологического состава и батиграфической, сведений водолазных съемок позволили провести экстраполяцию участков дна со сходными параметрами для выделения границ ДПК. Результаты обобщения исследований отражены на ландшафтной карте прибрежной зоны м. Балаклавский – м. Фиолент. На основе ландшафтной карты изучены пространственные изменения состава и структуры макрофитобентоса, проведена оценка запасов донной растительности и доминирующих видов водорослей.

 

Результаты и обсуждение

В 2016 г. в ландшафтной структуре прибрежной зоны участка от м. Балаклавский до м. Фиолент выделено пять типов ДПК с участием доминирующих видов макрофитов: цистозиры (Cystoseira barbata и C. crinita) и филлофоры (Phyllophora crispa) (рис. 2).

 

Рис. 2. Картосхема ландшафтной структуры прибрежной зоны от м. Балаклавский до м. Фиолент (2016 г.)

Fig. 2. Scheme (map) of landscape structure of the coastal zone from сape Balaklavsky to сape Fiolent (2016)

 

  1. Валунно-глыбовый бенч с преобладанием видов цистозиры и мозаичным произрастанием диктиоты ленточной и падины павлиньей

Этот тип ДПК встречается фрагментарно, приурочен к небольшим бухточкам в прибрежной зоне участка от Мраморной балки до м. Фиолент и глубине от 0,5 до 1 м. Его суммарная площадь – наименьшая по сравнению с таковыми показателями других ДПК (табл. 1). Здесь зарегистрированы фитоценозы Cystoseira crinitа+CbarbataCladostephus spongiosusEllisolandia elongata и Dictyota fasciola+Padina pavonica. Запасы макрофитов и цистозиры минимальные, хотя запас их фитомассы достигает максимальных величин по сравнению с таковыми показателями других ДПК. Запас фитомассы диктиоты и падины не превышает 0,002 и 0,15 т∙га-1. Вклад видов цистозиры составляет свыше 70% общих запасов макрофитов ДПК.

 

Таблица 1. Распределение запасов и запаса фитомассы макрофитов и доминирующих видов водорослей в ДПК прибрежной зоны от м. Балаклавский до м. Фиолент

Table 1. The distribution of stocks and reserves of phytomass of macrophytes and the dominant species of algae in bottom natural complexes of the coastal zone from сape Balaklavsky to сape Fiolent

 

  1. Подводный береговой абразионный склон, сложенный псефитовыми отложениями, с преобладанием видов цистозиры

ДПК протянулся вдоль всей береговой линии от м. Балаклавский до м. Фиолент, при этом нижняя граница его распространения существенно варьирует на разных участках прибрежья. Так, на участке от м. Балаклавский до Мраморной балки он встречается на глубине от 0,5 до 5 м, а на участке от Мраморной балки до м. Фиолент – на глубине от 0,5 до 10 м. Подводный склон очень крутой, осложненный крупноглыбовым навалом (максимальный диаметр глыб достигает 10 м), для него характерен резкий свал глубин до 10–20 м. ДПК занимает максимальную площадь (49% исследуемой акватории) (табл. 1). Зарегистрирован фитоценоз Cystoseira crinitа+CbarbataCladostephus spongiosusEllisolandia elongata. Здесь отмечены наибольшие запасы макрофитов и видов цистозиры (табл. 1). Доля видов цистозиры составляет 71% общих запасов макрофитов ДПК.

  1. Подводный береговой абразионный склон, сложенный псефитовыми отложениями, с доминированием видов цистозиры и с чередованием галечно-гравийных с битой ракушей отложений, где преобладает филлофора курчавая

ДПК занимает участок от м. Балаклавский до Мраморной балки на глубине 5–10 м. Подводный склон крутой, характерен глыбовый навал. Его площадь невелика (табл. 1). Здесь зарегистрированы фитоценозы Cystoseira crinitа+CbarbataCladostephus spongiosusEllisolandia elongata и (Cystoseira barbata)Phyllophora crispaCladophora dalmatica. Вклад видов цистозиры и филлофоры составляет 63 и 18% общих запасов макрофитов ДПК соответственно.

  1. Подводный береговой абразионный склон, сложенный псаммитовыми отложениями, с доминированием филлофоры курчавой и отдельно хаотически расположенными глыбами, где преобладает занардиния типичная, нерея нитевидная. Отмечена высокая доля эпифитов, представленных видами антитамниума

ДПК протянулся от Василёвой до Мраморной балки на глубине 10–15 м. Для подводного склона характерны галечно-песчаные отложения с отдельными крупными глыбами. Площадь ДПК незначительна (табл. 1). Здесь зарегистрированы фитоценозы Phyllophora crispa и Nereia filiformis+Zanardinia typus. Для этого ДПК характерны наибольшие запасы и максимальный запас фитомассы филлофоры курчавой (табл. 1). Вклад филлофоры достигает 76%, тогда как видов цистозиры – снижается до 21% общих запасов макрофитов ДПК.

  1. Подводная абразионная терраса, сложенная крупнозернистыми псаммитовыми отложениями, незначительной долей битой ракуши и гальки с преобладанием филлофоры курчавой и отдельно расположенных глыб с доминированием видов цистозиры. Отмечена высокая доля эпифитов, представленных видами антитамниума.

ДПК занимает участок от Мраморной балки до м. Фиолент на глубине от 10 до 15 м. В рельефе выражена слабонаклонная абразионная терраса, сложенная песчано-галечными с битой ракушей отложениями и редко стоящими глыбами, диаметр которых достигает 5 м. Доля площади ДПК составляет свыше 30% общей площади акватории (табл. 1). Здесь зарегистрированы фитоценозы Phyllophora crispa и (Cystoseira barbata)Phyllophora crispaCladophora dalmatica. Вклад видов цистозиры и филлофоры курчавой не превышает 67% и 9% от общих запасов макрофитов ДПК соответственно.

 

Таким образом, побережье изучаемого региона Севастополя отличается сложным геолого-геоморфологическим строением надводной части берега, что оказывает существенное влияние на рельеф подводного берегового склона. Рельеф подводного берегового склона, литология пород и донных осадков определяют распространение характерных фитоценозов макрофитов и распределение запасов донной растительности. Так, на черноморском прибрежье Кавказа было показано изменение состава и структуры фитоценозов филлофоры и цистозиры и их биомассы в зависимости от разных форм рельефа грядового бенча (Рыбников, Лучина, 1998; Максимова, Лучина, 2002; Симакова, 2009). Авторами было отмечено, что рельеф дна опосредованно воздействует на распределение запасов донной растительности через изменения освещенности, гидродинамических условий, температурного и гидрохимического режимов.

Анализ полученных результатов показал, что в ландшафтной структуре исследуемого прибрежья основным типом ДПК, имеющим наибольшие показатели площади и высокие значения запасов макрофитобентоса, является подводный береговой абразионный склон, сложенный псефитовыми отложениями, с преобладанием видов цистозиры (глубина 0,5–5(10) м). Его площадь составляет почти половину общей площади акватории. Запас фитомассы макрофитов и видов цистозиры достигает 30,8 и 21,8 т∙га-1 соответственно. Однако, на глубине 0,5–1 м простирание этого типа ДПК нарушает ДПК валунно-глыбового бенча, который имеет мозаичное распространение и, как правило, приурочен к микроамфитеатральным эрозионно-тектоническим структурам, где образуются «карманные пляжи», в вершине которых обильно представлены «чистые» заросли диктиоты и падины. Кроме этого, здесь на открытых пространствах, на валунах и глыбах доминируют виды цистозиры, запасы которых соизмеримы с таковыми показателями предыдущего ДПК.

Характерно, что в ландшафтной структуре этого района отсутствует ДПК с господством филлофоры, распространение которого, в основном, приурочено к гравийно-песчаным с примесью битой ракуши донным осадкам. Однако на участке от м. Балаклавский до Мраморной балки на глубине 5–10 м зарегистрирован ДПК подводного берегового абразионного склона, сложенного псефитовыми отложениями, с доминированием видов цистозиры и с чередованием галечно-гравийных с битой ракушей отложений, где преобладает филлофора курчавая. Общий запас фитомассы макрофитов, видов цистозиры и филлофоры курчавой достаточно высок и составляет 25,1; 15,9 и 4,6 т∙га-1 соответственно. На существование «переходной полосы», где на одной глубине встречаются одновременно несколько фитоценозов, еще в конце прошлого века обращала внимание А.А. Калугина-Гутник (1975). По данным другого автора, этот участок представляет экоклин – зону с постепенным изменением состава донной растительности вдоль градиента освещенности (Симакова, 2009).

На глубине 10–15 м зарегистрирован ДПК подводного берегового абразионного склона, сложенного псаммитовыми отложениями, с доминированием филлофоры курчавой и отдельно хаотически расположенными глыбами, где преобладает занардиния типичная, нерея нитевидная. Для ДПК отмечены наибольшие запасы и максимальный запас фитомассы филлофоры курчавой (145,1 т и 7,7 т∙га-1 соответственно). Возможно, что формированию этого ДПК способствовала крутизна подводного склона (до 20–30º) с резким свалом глубин, которому соответствует небольшая ширина фитали.

В целом, в акватории от м. Балаклавский до м. Фиолент общие запасы макрофитобентоса оцениваются в 4971,0 т, из которых 3355,6 т приходится на виды цистозиры, 324,0 т – на филлофору курчавую. В среднем, на 1 га исследуемого прибрежья сосредоточено 22,5 т макрофитов, в том числе 15,2 т цистозиры и 1,5 т филлофоры.

Известно, что в настоящее время на состав и структуру донных фитоценозов, распределение запасов макрофитобентоса в границах фитали существенное влияние оказывают кризисные изменения морской среды и экологическое состояние береговой зоны (Мильчакова и др., 2011; Миронова, Панкеева, 2016). Так, сравнительный анализ запасов донной растительности, включая доминирующие виды цистозиры и филлофору, рассчитанные по материалам береговых экспедиций, проведенных в прибрежной зоне Гераклейского полуострова в летний период 2003–2005 гг., показал, что за 11 лет на изучаемом участке общие запасы водорослей сократились в 1,2 раза, тогда как запасы видов цистозиры возросли в 1,2 раза, при этом запасы филлофоры уменьшились в 2 раза (Миронова и др., 2007). Полученные результаты свидетельствуют о восстановительной сукцессии цистозиры в верхней сублиторальной зоне и продолжающейся деградации филлофоры – в нижней сублиторальной зоне (Мильчакова и др., 2011). Тем не менее, достаточно высокие показатели запасов макрофитобентоса и ключевых видов водорослей, наличие краснокнижных видов, сохранность которых задекларирована многими природоохранными программами, соглашениями и конвенциями, подтверждает природоохранную ценность изучаемого региона.

 

Выводы

На основе впервые составленных ландшафтных карт на открытом участке прибрежной зоны юго-западной части Гераклейского полуострова показаны особенности пространственного распределения макрофитобентоса и оценены запасы ключевых видов макрофитов.

В ландшафтной структуре прибрежной зоны участка от м. Балаклавский до м. Фиолент в 2016 г. выделено пять типов ДПК с участием доминирующих видов макрофитов (Cystoseira crinita, C. barbata и Phyllophora crispa).

Валунно-глыбовый бенч и подводный береговой абразионный склон, сложенный псефитовыми отложениями, характеризуются доминированием видов цистозиры, доля которых составляет 71% общих запасов макрофитов ДПК.

Подводный береговой абразионный склон, сложенный псаммитовыми отложениями и отдельно хаотически расположенными глыбами, где встречается занардиния типичная и нерея нитевидная, характеризуется преобладанием филлофоры курчавой, вклад которой достигает 76% общих запасов макрофитов ДПК, тогда как видов цистозиры – снижается до 21% общих запасов макрофитов ДПК.

Применение ландшафтного подхода к изучению донной растительности дает возможность отражать региональные закономерности пространственного распространения растительной компоненты ДПК и вырабатывать принципы рационального природопользования в береговой зоне.

 

Работа выполнена в рамках госзадания ФГБУН ИМБИ по теме «Исследование механизмов управления продукционными процессами в биотехнологических комплексах с целью разработки научных основ получения биологически активных веществ и технических продуктов морского генезиса» (гос. рег. № АААА-А18-118021350003-6).

 

Список литературы

  1. Безруков П.Л., Лисицин А.П. Классификация осадков современных морских водоемов // Тр. Ин-та океанологии АН СССР. 1960. Т.32. С. 3–14.
  2. Ациховская Ж.М., Субботин А.А. Динамика вод Балаклавской бухты и прилегающей акватории Черного моря. // Экология моря. 2000. Вып.50. С. 5–8.
  3. Игнатов Е.И., Митина Н.П., Папунов В.Г. Методика исследований донных комплексов мелководной части шельфа // Подводные гидробиологические исследования. 1982. С. 80–83.
  4. Калугина-Гутник А.А. Фитобентос Черного моря. – Киев: Наук. думка, 1975. – 248 с.
  5. Левин В.С. Промысловая биология морских донных беспозвоночных и водорослей. – С.-Пб.: Изд-во ПКФ «ОЮ-92», 1994. – 240 с.
  6. Максимова О.В., Лучина Н.П. Современное состояние макрофитобентоса у побережья северного Кавказа: реакция фитали на эвтрофикацию черноморского бассейна // Комплексные исследования северо-восточной части Черного моря. – М.: Наука, 2002. – С. 297–308.
  7. Мильчакова Н.А, Миронова Н.В., Рябогина В.Г. Морские растительные ресурсы // В.Н. Еремеева и др. (ред.) – Севастополь: ЭКОСИ-Гидрофизика, 2011. – Гл. 4. – С. 117–139.
  8. Миронова Н.В., Мильчакова Н.А., Рябогина В.Г. Ресурсы макрофитов прибрежья Гераклейского полуострова и особенности их многолетней динамики (Крым, Черное море) // Морские промысловые беспозвоночные и водоросли: биология и промысел. Труды ВНИРО. 2007. Т.147. С. 381–396.
  9. Миронова Н.В., Панкеева Т.В. Запасы макрофитов как показатель экологического состояния береговой зоны региона Севастополя // Морские биологические исследования: достижения и перспективы: материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием, приуроченной к 145-летию Севастопольской биологической станции (Севастополь, 19–24 сентября 2016 г.) – Севастополь: ЭКОСИ-Гидрофизика, 2016. – Т.2. – С. 306–309.
  10. Митина Н.Н., Чуприна Е.В. Подводные ландшафты Черного и Азовского морей: структура, гидроэкология, охрана. – М.: ИВП РАН ФГУП «Типография» Россельхозакадемии, 2012. – 320 с.
  11. Папунов Д.В. Межгодовая динамика донных природных комплексов береговой зоны Черного моря на полуострове Абрау // Вторая научная конференция молодых ученых и талантливых студентов «Водные ресурсы, экология и гидрологическая безопасность»: сб. трудов. – М., 2008. – С. 77–79.
  12. Петров К.М. Подводные ландшафты: теория, методы исследования. – Л.: Наука, 1989. – 126 с.
  13. Рыбников П.В., Лучина Н.П. Некоторые особенности роста и ветвления талломов прикрепленной Phyllophora nervosa (D.C.) Grev. и их зависимость от внешних факторов // Океанология. 1998. Т.38, №3. С. 407–411.
  14. Симакова У.В. Влияние рельефа дна на сообщества цистозиры Северокавказского побережья Черного моря // Океанология. 2009. Т.49, №5. С.672–680.

Статья поступила в редакцию 21.10.2018

 

Landscape approach to the assessment of stocks of macrophytes of the southwestern part of the Herakleian Peninsula (the Black Sea, Sevastopol region)

Nataliyia V. Mironova, Tatyana V. Pankeeva

Kovalevsky Institute of Marine Biological Research of RAS (Sevastopol, Russia)

On the basis of landscape approach the spatial distribution of macrophytobenthos has been studied and the reserves of key dominant species (Сystoseira, Phyllophora) in the coastal zone of the southwestern part of the Herakleian peninsula of Sevastopol (сape Balaklavsky – сape Fiolent) have been estimated. A landscape map of the water area has been compiled; five types of bottom natural complexes (BNC) have been identified. The predominance of the BNC of the underwater coastal abrasion slope, composed of psephitic deposits, with the dominance of Сystoseira, which has a latitudinal spreading, the highest area indicators and high values of phytomasses stock of seaweeds, is characteristically. The application of the landscape approach to the study of bottom vegetation makes it possible to reflect regional patterns of its spatial distribution and to develop principles of rational nature management in the coastal zone

Key words: macrophytes; Сystoseira; Рhyllophora; landscape; bottom natural complexes; Black Sea.

 

Об авторах

Миронова Наталья Всеволодовна -  Mironova Nataliyia V.

кандидат биологических наук
старший научный сотрудник, Институт морских биологических исследований им. А.О.Ковалевского РАН, Севастополь, Россия (Kovalevsky Institute of Marine Biological Research of RAS, Russia, Sevastopol), Отдел биотехнологий и фиторесурсов

dr.nataliya.mironova@yandex.ru

Панкеева Татьяна Викторовна - Pankeeva Tatyana V.

кандидат географических наук
научный сотрудник, Институт морских биологических исследований им. А.О.Ковалевского РАН, Севастополь, Россия (Kovalevsky Institute of Marine Biological Research of RAS, Russia, Sevastopol), Отдел биотехнологий и фиторесурсов

tatyanapankeeva@yandex.ru

Корреспондентский адрес: Россия, 299011, Севастополь, пр. Нахимова, 2, ФГБУН ИМБИ; тел. (869)-2550795.

 

ССЫЛКА НА СТАТЬЮ:

Миронова Н.В., Панкеева Т.В. Ландшафтный подход к оценке запасов макрофитов юго-западной части Гераклейского полуострова (Черное море, регион Севастополя) // Вопросы современной альгологии. 2018. № 3 (18). URL: http://algology.ru/1375

Уважаемые коллеги! Если Вы хотите получить версию статьи в формате PDF, пожалуйста, напишите в редакцию, и мы ее вам с удовольствием пришлем бесплатно. 
Адрес - info@algology.ru

При перепечатке ссылка на сайт обязательна

 

 

На ГЛАВНУЮ

Карта сайта

 

К разделу ОБЗОРЫ, СТАТЬИ И КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ

 








ГЛАВНАЯ

НОВОСТИ

О ЖУРНАЛЕ

АВТОРАМ

18 номеров журнала

ENGLISH SUMMARY

ОБЗОРЫ И СТАТЬИ

ТЕМАТИЧЕСКИЕ РАЗДЕЛЫ

УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЕ
МАТЕРИАЛЫ


АКВАРИАЛЬНЫЕ СИСТЕМЫ
И  ИХ  СОДЕРЖАНИЕ


КОНФЕРЕНЦИИ

АЛЬГОЛОГИЧЕСКИЙ СЕМИНАР

СТУДЕНЧЕСКИЕ РАБОТЫ

АВТОРЕФЕРАТЫ

РЕЦЕНЗИИ


ПРИЛОЖЕНИЕ к журналу:


ОБЪЕКТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

ОПРЕДЕЛИТЕЛИ И МОНОГРАФИИ

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ АЛЬГОЛОГИЯ
СЕГОДНЯ


ИСТОРИЯ АЛЬГОЛОГИИ

КЛАССИКА
ОТЕЧЕСТВЕННОЙ АЛЬГОЛОГИИ


ПУБЛИКАЦИИ ПРОШЛЫХ ЛЕТ

ВЕДУЩИЕ АЛЬГОЛОГИЧЕСКИЕ
ЦЕНТРЫ


СЕКЦИЯ  АЛЬГОЛОГИИ  МОИП

НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫЙ РАЗДЕЛ

СЛОВАРИ И ТЕРМИНЫ



НАШИ ПАРТНЕРЫ


ПРЕМИИ

КОНТАКТЫ



Карта сайта






Рассылки Subscribe.Ru
Журнал "Вопросы современной альгологии"
Подписаться письмом


Облако тегов:
микроводоросли    макроводоросли    пресноводные    морские    симбиотические_водоросли    почвенные    Desmidiales(отд.Сharophyta)    Chlorophyta    Rhodophyta    Conjugatophyceae(Zygnematophyceae)    Phaeophyceae    Диатомеи     Dinophyta    Prymnesiophyta_(Haptophyta)    Cyanophyta    Charophyceae    бентос    планктон    перифитон    кокколитофориды    Экология    Систематика    Флора_и_География    Культивирование    Химический_состав    Минеральное_питание    Ультраструктура    Загрязнение    Биоиндикация    Размножение    Морфогенез    Морфология_и_Морфометрия    Физиология    Морские_травы    Использование    ОПРЕДЕЛИТЕЛИ    Фотосинтез    Фитоценология    Черное_море    Белое_море    Баренцево_море    Карское_море    Дальний_Восток    Азовское_море    Каспийское_море    Чукотское_море    КОНФЕРЕНЦИИ    ПЕРСОНАЛИИ    Bacillariophyceae    ИСТОРИЯ    РЕЦЕНЗИЯ    Биотехнология    Динамические_модели    Экстремальные_экосистемы    Ископаемые_водоросли    Сезонные_изменения    Биоразнообразие    Аральское_море    первичная_продукция    Байкал    молекулярно-генетический_анализ    

КОНТАКТЫ

Email: info@algology.ru

Изготовление интернет сайта
5Dmedia

ЛИЦЕНЗИЯ

Эл N ФС 77-22222 от 01 ноября 2005г.

ISSN 2311-0147